?

Log in

No account? Create an account

предисловие

будет время и жить станет проще.
и все равно что будет впереди.
Звать Майей, лет 18.
Сумасшедший житель
Города Ново-Николаевска. Ныне Новосибирска .(А в 1914 году, тут было 113 борделей, вместо 7 положенных). Сказка, а не город.

надеюсь, поэт.
Герда Старк
А сконектиться со мной проще простого:

вконтактик великий и опасный
Дайри полузаброшенный, по факту
twitter та еще зараза
formspring я вспомнила от него пароль) давайте-ка, спрашивайте.
Пока все :)


ПОДРАЗУМЕВАЮ

устроить постель в ямочке под губой, морем вцарапаться в Ваши ключицы
нечего безумней уже не случится, небо не рухнет над головой — облака уже по земле стелятся.
изображать берег, примкнувши ко кромке льда, быть платком, утирающим чьи-то слезы
тепло кончиков пальцев словами не передать никогда, но я отчаянно продолжу пытаться
знаешь, как глубокий порез в пол-ладони, по самой мякоти, тччч, прижимаешь пальцами
а оно пульсирует, болит и наружу рвется, так внимание твое с трепетом и биением внутри отдается,
как улыбка твоя умудряется затмевать солнце? я - спектакль в одно лицо, я киваю и тыкаюсь носом,
заправляю за ухо прядь, дышу через раз, контролирую каждое выдыхать, чтобы не спутать со словом выход
делаю вид, что мне все равно, ну пожалуйста все равно. мне выдыхают в лицо, я стараюсь держать лицо
выдашь шуточку и ухмылку, не сказать же тебе, что... в прочем, не важно, расскажу как-нибудь потом

ты мне как текст, облекающий, с двойным дном, скрытым смыслом - все в тебе есть, да не все разгадано
мне бы выучиться у тебя, да не настолько рядом. ты хранишь в себе страшную тайну — я мечты и риски
и зарубки на коже храню. если б умела петь — была бы барбарой стрейзанд и просила бы не портить мне мой парад,
но я не герой с семьдесят седьмой бомбейской улицы, мистер incredible не про меня
и пока танцую под joy division и мечтаю рассказывать Вам истории переходя на шепот, на плач, на счастье
ничего не клеится с моим счастьем, а Вам, сударь, чудесных снов.
мы были мертвы, но дышали воздухом на двоих
выдыхая друг другу в рот, и каждый из нас
думал вот идиот, это же газ, а не кислород
но мы продолжали дышать.

и внутри меня лопались пузыри и вскипала кровь
и кричало сердце, молило "господи, помоги,
вдох за вдохом я дальше от страсти, поэзии и любви
от себя и киберразвалин моих городов"

и ломило кости и бросало в жар, и неведом был нам покой,
а потом — взрыв, тишина, накатившая как прибой.
и осколки сыплются через нас.

извини, я к такому был не готов, мир разрушен, а море рядом
отпусти меня в мой серебрянный океан:
опускаться на дно историй,
быть в чистоте смрадом,
мелочным секретарем рая,
размениваться на опиаты.

я устал. господи, побереги меня
коль не в силах держать ладони
тонкого мальчика, любившего как нельзя
искренне, выжигая в себе проибоины
внутреннего корабля.

каждый раз,
отдавая себя на поверку кому-нибудь
помни всегда два правила:
как правильно сделать вдох
и как не утонуть.

***

все шепчут и говорят
мы заменяемы, и незаменимых нет
почему тогда при мысли о вас
лишний раз в обед
меня скручивает от слез
от лишних слов-стоп-сигналов я бегу в туалет
и реву перед трильяжом
мне не стать обрывком и миражом
можно пойти на шаг, что лишил бы меня
других и приблизил к вам

но я уже знаю
как слезы сами льются на похоронах
и поэтому мой разум вкручиваться в ноосферу
пока не готов никак.
как целый день весел и потом стоп-сигнал,
как кто-нибудь думает вот прямо сейчас —
без тебя аврал
и мне нужно тебя обнять
и три дня держит твой диалог открытыми
и силится написать,
но ответа не будет. бл*ть.

веками раньше умирать было проще
оставались лишь персональные маяки, если умел писать,
то письма и дневники и могильная плита
с эпитафией у реки.
а когда уйду я останутся лишь аккаунты
в чертовой мировой дикой сети
около тридцати штук и пара писем,
написанные невдруг.

я продолжаю не верить в смерть
только чуть-чуть по другому.
как книжные миры, пока ты в них веришь,
они незрими присутствуют рядом.
а представь тебя вырвали из книги
магическим обрядом
и ты теперь здесь наполненный этим адом

силишься что-нибудь рассказать.

автопортрет

АВТОПОРТРЕТ

нахожу себя милой со всеми этими всклокоченными волосами и битыми коленями,
или это просто огромные наушники делают из меня скуластую девочку?
я время от времени не узнаю свое отражение, это должно пугать меня,
но, наверное, я обойдусь без этого.
ясный взгляд, ползущая бровь, неизменные мешки под глазами
— кто-то уже считает элементом стиля —
или же
— а вожатая майя правда чем-то болеет?
вожатая майя просто бесконечно усталая и это лечится пятью сутками сна
не имеющихся в распоряжении.

растить волосы, чтобы казаться женственнее, а потом скулить «ах,
был бы шикарный парень, ну почему так решила вселенная?»

(этот текст не имеет смысла, он исключительно описательный)

кольцо на руке, подарок друга, тот что уже уехал,
покорять европейскую систему образования,
в себе не уверена, а про него знаю, что все получится

на груди крест, не православный, не католический —
кельтский и толкует про то, что моя религия
вера во всю вселенную с тысячей и одним правителем
из книжных и прочих миров (просто все, во что верят
люди в количестве больше трех человек уже существует
в ткани пространства)

у меня нет ни одной даже полупрофессиональной фотографии
потому а) раньше был слишком толстым б) отчего-то не дружится мне с фотографами,
кстати фактом более, можно можно вписать в списки вечнохудеющих и воюющих
за каждые сто грамм.

и ищешь в себе сходства со всеми, кто тебе нравятся, и так хочется быть
черт возьми нужным, кому-то кроме своего окружения, и блин, знаешь нужен,
и вообще людям нравишься (не сразу правда, но опосля — влюбляются)
но все равно не можешь понять себя и не знаешь ответа на "как ты?"

вывезу. так положено. все же справляются.
«БОЕВОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ВСЕЛЕНСКОЙ ТОСКИ...»

К моему дорогому С.

боевое подразделение вселенской тоски
тексты сливаются с речью,
песнопения кажутся грязными
мое сердце устало кричит,
измучившись выбираться.

мальчик мой, боже дай тебе самых великих сил,
чтобы терпеть меня с моей самой тяжелой долей:
головой, окружением,внутренними смертьми -
и отдачей себя под застройку -

микрорайон "майский день",
как знаешь.

мальчик мой, я ж сама себя терпеть еле могу,
я не знаю, как ты справляешься
я отдам тебе все сполна, я смогу, сберегу
только ты от меня не отказывайся.
имей сил стерпеть мысли безумной поток,
чей ночной прибой заливает берег.
(я действительно обещаю, что все смогу)
— алкогольный король истерик.
воля б моя, я б клянусь, завязал,
в черный узел и выкинул б далеко.
знаешь сам, не могу, ну никак
не дается мне в жизни легко

(видно плата за это счастье)

я бы с радостью, я б имел бы честь
обнимать Вас за плечи нежно, и шептать
в уши ерунду, юмор и крест,
о том как люблю безумно.

но, увы, пока пустота -
и вальсируют черные твари
на моем веку будет белая полоса
просто черная - не отпускает.

моя катя меня бережет

МОЯ КАТЯ МЕНЯ БЕРЕЖЕТ

где-то уже есть вселенная
где катю забрали в тардис
где кате исполняется двадцать три
и в каждом из ее блогов
о том, как ей нравится ее работа
что вот, наконец-то, белая полоса
и музыка в новом айподе несравненна,
прекрасна и хороша
и глитч моб наконец-то прослушан альбомом
и практика пройдена и сдана.
и диплом, господи-боже написан,
и защищен.

моя катя ушла и теперь обнимает вселенную,
глядя в нее своими большими глазами
катя ушла, оставив нас,
чтобы справлялись сами
странгел обнял нас своим крылом
странгел теперь неснами

моя катинька меня бережет
в каждом счастливом билете или прочем сигнале
я чувствую ее силу и душу
я безмерно ей благодарен
моя катя
меня бережет

только мы тут как-нибудь
без нее.

про то самое, лагерное

ПРО ТО САМОЕ.

из меня разрастается что-то огромно большое
я узнал, двадцать один день назад, что у меня огромное сердце.
и что в нем найдется больше чем пятьдесят мест
и отдельный имперский трон.
***
я буду мурчать отчаянно и просить тишиной пощады,
потому что рядом совсем не дышится; потому что от нежности
дыхание перехватывает, что сам думаешь тут делать вдох, тут выдох —
ничего, все как-нибудь само сложится, из забавной шутки и милых взглядов,
а потом поймаешь себя на том, что без него дела не спорится;
и лежать нос к носу, и чуть не всхлипывать.
потому что все так быстро, стремительно и самое страшное
от меня ну совсем не зависело.
и вот тут уже бережен и дорог, ловишь себя на том, что кому-то нужен,
наконец-то надо себя беречь, лишь бы не сдали нервы, не сбежать в приступе осторожности
потому что опасно и надобно шифроваться, и придумаешь всякие глупости, лишь бы калиброваться
на нужную частоту — не получается, ты уже по уши, к черту все эти слова про субординацию —
я люблю тебя и это чего-то стоит. теперь главное не расслабляться.
Напиши мне сказку, мой дорогой друг, про колени дрожащие и про осень
Про то, как фотоснимки выкладываются в ряды, к ним цепляются строчки,
Про день, полон околесиц, про то, как я устало, в плечо.
Все знают, что таких как я не лечат. Мы лечим себя сами,
Мы подбираем себе лекарства и строим из себя новых людей
Мы совершеннее, талантливей, прекрасней.
И мы опасней всех шальных страстей.

Ты напиши мне сказку, милый друг, про то так помыслы дурные рассыпались,
Про всех принцесс, оставленных на суд, про молодых князей, что воевали,
Про волосы Рапунцель и про сон прекрасной девушки Авроры
Про то, как нас кладут на глубину
И выжигают черные пороки.

И мы потом по ветру
Отдавать
Свои таланты
Тем, кто на дороге.

WHO IS SHE? SHE IS LIFE.

ну, а когда ты меня отпустишь, я расплачусь, а быть может и расплачусь
за те длинные годы, что я не умел рыдать,
и ничьей крепкой ладонью, я не могу быть удержан, я пуст и предан,
нужно заново себя наполнять, нудно, за двадцать лет многотелой жизни,
от тебя хоть что-то осталось нужное, повесь в шкаф старую оболочку,
и своим костяным каркасом собирай новое бытие.

Profile

artimaja
Майя Артифьева

Latest Month

November 2013
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com